Каменные талисманы спасли пекинский "хутун"

Война, объявленная властями Пекина "хутунам" (старым одноэтажным застройкам безо всякого намека на достижения цивилизации), близится к победному концу. Там, где еще год назад можно было заплутать в лабиринте узеньких улочек, проложены широкие проспекты, упираются в небо закованные в броню из стекла и бетона небоскребы и торговые центры.

Облик современного Пекина, который в 2008 году примет Олимпийские игры, должен быть безупречным, считают городские чиновники. И тысячи жителей хутунов переселяются в новые благоустроенные многоэтажные дома, правда, уже на окраине столицы. И если молодежь относится к переезду с радостью, то для пожилых людей покинуть дом, где они родились и где жили несколько поколений их предков, бывает довольно тяжело.

Обитатели хутунов квартала Наньлогусяна, пожалуй, одни из немногих, кого происходящие перемены мало тревожат. Они спокойно взирают, как бульдозеры утюжат последние развалины соседних трущоб -- их район сносу не подлежит. Главная заслуга в этом принадлежит старинным талисманам "мэньдуням". Это -- небольшие (около полуметра) каменные стелы с различными изображениями, установленные при входе во внутренние дворики. Цветки лотосов, львы, драконы, олени, персонажи древней китайской мифологии, как, например, знаменитый царь обезьян из "Путешествия на Запад", уже многие десятилетия охраняют Наньлогусян.

Вот мэньдунь в виде колокола с изображениями бабочек и "оружия богов": бамбуковой флейты, опахала из листьев пальмы, тыквы-горлянки, посоха и корзины цветов. В стародавние времена считалось, что подобная символика при входе в дом отпугивает злых духов, приносит удачу, спокойствие и благосостояние. Многие из сегодняшних старожилов Наньлогусяна также уверены в их чудодейственной силе.

Откровенно говоря, в чем-то они правы. Каменные стелы были созданы в эпоху династии Цин (1644--1911), когда во многих здешних домах -- в те времена считавшихся роскошными -- проживала пекинская знать. Сегодня именно старинные изваяния, признанные историческими реликвиями, спасли квартал от печальной участи соседних хутунов. Дело в том, что согласно постановлению городских властей, места, представляющие историческую ценность, перестройке не подлежат. Поэтому местные домишки были всего лишь отштукатурены и покрашены заново, заменена электропроводка и канализация. А вот "талисманы" даже реставрировать не стали, хотя многие из них время сильно потрепало. "Пусть стоят, какие они есть, -- говорят местные жители. -- Духи не любят, когда их беспокоят".

А вообще снос классических китайских хутунов с их каменными двориками вызывает вздох сожаления по поводу их безвременной кончины и побуждают еще раз покопаться в прошлом.

История самого слова "хутун" уходит своими корнями в 1271 год, когда кочевые племена монголов сокрушили династию Цзин и обосновались в Пекине. Слово "хутун" первоначально обозначало колодец или родник. Вода была жизненно важным компонентом в жизни кочевого народа, поэтому селились монголы преимущественно в районах, близких к родникам. Образовавшиеся впоследствии улочки переняли название "хутун".

В прошлом Пекин служил столицей пяти могущественным династиям -- Ляо (916--1125), Цзинь (1115--1234), Юань (1271--1368), Мин (1368--1644) и Цин (1644--1911). В итоге названия многих столичных закоулков оказались напрямую связаны с древними органами управления. Например, хутун Хубу означает в переводе Департамент государственных сборов. Другой пример -- хутун имени Министерства войск и конницы, находящийся в районе Дунчхэн, где ранее и располагался древний аналог современного Минобороны. А хутун Цзяньчхан вообще являлся в старые времена закрытой военной зоной, поскольку здесь располагалась фабрика для изготовления стрел -- главного оружия стражей империи. Собственно, это становится очевидным уже из названия Цзяньчхан, переводящегося на русский язык как "фабрика по изготовлению стрел".

Рынки и базары также играли не последнюю роль в жизни китайцев прошлых времен, поэтому и названия многих улочек напрямую связаны со специализацией той или иной торговой точки. Гуляя по пекинским закоулкам, вы наверняка наткнетесь на хутуны с названиями Янши (рынок баранов), Чжуши (свиной рынок), Люши (рынок ослов), Денши (рынок ламп) и т.д.

Среди переулков, названных в честь разных храмов и монастырей, наиболее популярны у местных жителей хутуны Храма священной лошади -- улиц с таким названием насчитывается по всему Пекину порядка 20. Любовь и поклонение перед четвероногим животным передались китайцем от монголов, осевшим в Пекине в 1271 году. Как любой кочевой народ, монголы считали коней главным средством передвижения. И даже обосновавшись в городах, не отбросили привычку скакать на лошадях. "Всемогущая божественная лошадь" так и оставалась для них объектом поклонения и обоготворения. А улицы, где были возведены храмы священной лошади, получили одноименные названия хутуны Машеньмяо. Со временем многие из храмов пришли в упадок, но улицы и по сей день сохраняют старые названия.

Свой смысл имеют и такие названия, как "карман" и "тыква-горлянка". Последняя, стоит отметить, использовалась в недалеком прошлом в качестве сосуда для жидкостей. Китайцы, одарившие улочки такими названиями, были весьма логичны. И карман, и бутылеобразная тыква имеют лишь одно отверстие, так оказалось и с одноименными хутунами: вход одновременно служил и выходом. Пожелав убедиться в этом лично, мы попытались пройти сквозь три различных хутуна с названием "карман" и каждый раз в конце улицы натыкались на тупик.

Названия практически всех старинных пекинских улиц несут в себе качественную характеристику. К примеру, длинные и узкие улицы нередко получали название Несущий столб, улицы извилистые, полные поворотов и изгибов, именовались Плетенка. Наибольшим количеством поворотов -- их 13 -- знаменит старинный закоулок в районе Чхунвэнь, названный, однако, хутуном Девяти дуг. Число 9 издревле считалось наисчастливейшим, видимо, поэтому число поворотов, обозначенных в названии, решено было снизить с действительных 13 до 9.

Иногда случалось и так, что хутун не имел какой-либо отличительной черты, и, чтобы не оставлять улицу безымянной, названия брали "с потолка" -- так появились хутун Собачий хвост, хутун Бычья кровь, хутун Куриная лапа. Однако впоследствии многие из оригинальных названий китайским властям неблагозвучными. Наступил период переименования хутунов. Так появился на свет хутун Великолепие (по-китайски Ланьмань). Изначально же он назывался Ланмянь, что переводится как "переваренная лапша". По одной из версий, в старину в этом районе Пекина существовало великое множество харчевен, коронным блюдом которых неизменно была лапша. В те времена любое блюдо готовили в железных сковородах, подогреваемых на огне. А лапша частенько получалась переваренной.

Другая легенда гласит, что своим именем хутун обязан некоему Ю Дэсяну. Этот шеф-повар намеренно переваривал лапшу, стараясь угодить пожилым клиентам, которые давно лишились зубов и не могли пережевывать пищу. Популярность заведения Ю Дэсяна побудила владельцев других закусочных перенять трюк конкурента, и с тех пор переваренная лапша стала главным блюдом района. Название сохранялось вплоть до 1950 года, когда улица и стала хутуном Великолепие.

Подобная судьба постигла и хутун Гаоибо (хутун правильного мужа), называвшийся ранее Гоуиба (буквально "собачий хвост"). А Ябаолу (улица утонченности и изящества), на которой расположен знаменитый на весь Китай русский рынок, в старые времена именовалась улицей немых (хутун Яба).

Перемена в названиях китайских улиц и закоулков вызывает явное неудовольствие многих исследователей старины; многие из них считают, что с изменением имен на более благозвучные, но менее колоритные, а также со сносом огромного числа хутунов в преддверии будущей Олимпиады Пекин растрачивает свое культурное наследие. Никто, кроме старенького обветшалого хутуна, не поведает вам так ясно об истории и культуре города, ибо хутун и есть сама "энциклопедия" Пекина.

Источники и ссылки:
]]> Рейтинг@Mail.ru ]]>