Расцвет искусства в Сучжоу в эпоху Мин

В середине правления Минской династии поднялся город Сучжоу (пров. Цзянсу), заняв центральное место в культурной жизни страны. Здесь жили и вторили многочисленные художники и литераторы, активную деятельность проявляли кружки интеллигенции, собиравшиеся стихийно для бесед на творческие темы. Кое-кто из них рисовал картины и делал каллиграфические надписи на продажу. Все это способствовало оживлению и расцвету живописи. Процветание в культурной сфере стало возможным благодаря исключительно благоприятным экономическим и транспортным условиям края.

Сучжоу, расположенный близ озера Тайху, на берегу Великого канала, имели развитое сообщение и слыл "краем рыбы и риса". Еще в 5-м веке по своему богатству Сучжоу мог соперничать с Центральным районом Китая. Массовая миграция населения из северных районов в южные на рубеже династий Северная и Южная Сун имела последствием перемещения на юг, в частности в Сучжоу, центра культурной жизни, а также дальнейший подъем экономики края. Кстати сказать, с середины эпохи Мин Сучжоу занял лидирующее место по объему текстильного производства.

Художники-интеллектуалы Шэнь Чжоу и Вэнь Чжэнмин

Среди многочисленных художников, творивших в Сучджоу, в середине правления Минов, выделяются четверо: Шэнь Чжоу, Вэнь Чжэнмин, Тан Инь и Чоу Ин. Они вошли в историю под названием "уской четверки" (У - другое название Сучжоу). Шэнь Чжоу и Вэй Чжэнмин относились к художникам-интеллектуалам. Чоу Ин был профессионалом, а Тан Инь занимал как бы промежуточное положение, то есть работал для заработка, как профессионал и в то же время имел явные черты интеллектуала.

По возрасту самым старшим в "четверке" был Шэнь Чжоу по прозвищу "каменистое поле" (1427-1509), проживший 83 года. Человек разносторонней эрудиции, Шэнь Чжоу не только хорошо рисовал, но и оставил богатое наследие стихов и каллиграфических работ. За свою жизнь он так и не сделал служебной карьеры и жил всегда очень скромно. Живописи он учился по работам художников эпохи Пяти династий - Дун Юаня и Цзюй Жана - и по работам художников Юаньской эпохи - Хуан Гунвана и У Чжэня. Ему присущ спокойный, элегический стиль. Когда Шэнь Чжоу прославился, у него оказалось много поклонников и подражателей. Интересно, что когда какой-то подражатель приносил ему на подпись картину, скопированную с его работы, Шэнь Чжоу никогда не "шел на разоблачение" подделки, хотя несомненно знал, что перед ним грубая имитация. Может быть, в этом сказались его деликатность и безразличие к славе или нежелание обидеть просителя.

Рассказывают, как однажды только что назначенный местный правитель "тайшоу" задумал отделать росписью свои хоромы и для этого объявил о наборе художников-оформителей. Какой-то недоброжелатель Шэнь Чжоу решил сыграть с художником злую шутку и за его спиной сделал от его имени заявку на участие в оформительских работах в резиденции тайшоу. Тайшоу, которому имя Шэнь Чжоу ничего не говорило, велел использовать его наравне с ремесленниками-оформителями. Целые дни прославленный мастер проводил на лесах, но когда кто-то надоумил его "открыть" свое истинное лицо перед тайшоу, он решительно отказался. Лишь позднее, когда тайшоу прибыл в столицу для доклада и кое-кто из высокопоставленных сановников стал интересоваться у него по поводу судьбы Шэнь Чжоу, для тайшоу наступил прозрение: оказывается сам "великий" Шэнь Чжоу покрывал росписью стены его хором.

Многие картины Шэнь Чжоу изображает моменты из жизни интеллигенции. Круг этих людей был невелик, но в нем царил дух свободомыслия и творчества. Так в картине "Любование хризантемой" изображены трое приятелей-интеллектуалов, сидящих в простенькой беседке за чаркой вина и непринужденно беседующих. Рядом мальчик-слуга стоит с графинчиком в руках, готовый по первому приказу наполнить чарки вином. Вокруг беседки растут деревья и кусты, на небольшой лужайке расставлены горшки с цветущей хризантемой. Холм, на котором стоит беседка, окружен низенькой оградой, внизу у подножья холма нагромождены камни, из щелей которых протянулись ветки кустарника. Чуть дальше видна гладь озера, а на берегу купы деревьев. Картина написана в основном тушью, лишь для камней, лужайки и кустов художник использовал красно-коричневую и зеленую краски. И на этом неброском фоне яркими пятнами выделяются цветы хризантемы, притягивающие взоры сидящих в беседке, хотя взятые сами по себе эти цветы - всего лишь нанесенные краской точки.

Вторым в "уской четверке" был Вэнь Чжэнмин (1470-1559), ученик Шэнь Чжоу. Его одаренность проявилась довольно поздно, в 8 лет он еще не мог складно выражать свои мысли. Но с возрастом у него обнаружился талант и он быстро приобрел известность. Основы живописи Вэнь Чжэнмин перенял у своего учителя. 54-х лет от роду Вэнь Чжэнмин по рекомендации занял пост среднего в Пекинской Академии наук "Ханьлиньюань". Годы его службы в Пекине не совпали с тем периодом, когда минский император и его приближенные фактически удалились от дел, проводя время в развлечениях и утехах, а власть взяли в руки придворные евнухи. Разочаровавшись по поводу перспектив службы, Вэнь Чжэнмин подал ходатайство об отставке. Спустя три года ходатайство было удовлетворено, и художник вернулся в родные пенаты. Остаток жизни он прожил отшельником, проводя дни в занятиях живописью. Будучи человеком покладистого характера, Вэнь Чжэнмин однако, проявлял непреклонность, когда речь заходила о благородном назначении художественного творчества. Он установил для себя правило: не писать и не рисовать для трех категорий людей - придворных евнухов, членов императорской фамилии и иностранцев. И он никогда не заискивал перед сильными мира сего. Немудрено поэтому, что когда по приказу императора был произведен обыск и опись имущества у двух впавших в немилость сановников: главного евнуха Лю Цзиня и Нинского князя Чжу Чэньхао, то среди изъятых полотен не было ни одной работы Вэнь Чжэнмина. За ним укрепилась слава "благороднейшего из мужей". Скончался он на 90-м году жизни. Большая часть работ Вэнь Чжэнмина описывают сценки из жизни простейшей прослойки. В них фигурируют также пейзажные виды знаменитых южнокитайских усадеб. По технике рисунка можно выделить две категории работ: "написанные мощными штрихами" и "написанные тонкой кистью". Многое Вэнь Чжэнмин унаследовал от стиля Чжао Мэнфу (дин. Юань) и творчества "четырех мастеров юаньской школы" (Хуан Гунвана, У Чжэня, Ван Мэна и Ни Цзаня).

Среди картин Вэнь Чжэнмина особое место занимает работа "Две дамы из Хунина" (музей "Гугун"). Она написана по мотивам поэмы великого древнекитайского поэта Цюй Юаня "Чуские напевы. Песня девятая". Обе дамы изображены с высокими прическами, какие были приняты у женщин благородного происхождения в длинных одеждах с развевающимися кушаками. Одну из них, ту, что держит в руках веер, художник изобразил ступающей легкой поступью, словно летящей по волнам. Кроме густочерной туши, которой написаны волосы, общий колер картины неяркий, одежда дана в бледнорозовых и белых тонах. Одним словом, эти дамы кажутся нам небесными феями, что находится в соответствии с описанием, данным в поэме Цюй Юаня. В отличие от своих других картин Вэнь Чжэнмин поставил лишь свою подпись и печать, оставив большую часть полотна незаполненной. Вероятно для того, чтобы полнее выявить красоту персонажей. По этой картине нетрудно догадаться о характере Вэнь Чжэнмина как большого знатока и ценителя литературы.

Тан Инь и Чоу Ин

Двое других из "уской четверки" художников - Тан Инь и Чоу Ин по своему рейтингу популярности ничуть не уступают Шэнь Чжоу и Вэнь Чжэнмину. Однако они отличаются по живописному стилю, да и судьбы их сложились по-разному.

Тан Инь, он же Тан Боху (1470-1523) из всей четверки был, пожалуй, фигурой наиболее самобытной. О нем в народе ходит множество преданий и легенд, самой популярной из которых является история его отношений с красавицей Цюсян. Однако, как показали исследования, немало легенд были предписаны Тан Иню и не имеют под собой веских оснований.

Согласно достоверным данным Тан Инь происходил из семьи купца и в детстве не знал нужды. Исключительно одаренный, юношей он мечтал о служебной карьере. Он успешно выдержал экзамен волостного масштаба, что открывало ему путь к экзаменам высшей категории, проходившим в Нанкине. Он отправился в Нанкин и опять-таки занял первое место среди державших экзамен. Но случилось так, что один его приятель, также участвовавший в экзаменах, воспользовался шпаргалкой. В деле оказался замешанным Тан Инь. Экзаменаторы в наказание отказались признать его результат на экзаменах. Этот случай глубоко травмировал душу молодого Тан Иня, и он, как говорится, "пустился во все тяжкие". Чтобы отвлечься, он отправился бродяжничать, зарабатывая продажей своих картин и надписей. Кроме того, он складывал стихи. Конечно, если подходить сточки зрения истории китайской живописи, то неудача на служебном поприще оказалась даже немного кстати, так как, кто знает, сумел бы ли он добиться такой популярности, будь он простым чиновником. Зато китайская культура потеряла бы одного из своих выдающихся деятелей.

Наставником Тан Иня в живописи был известный в Сучжоу мастер Чжоу Чэнь, рисовавший в манере Южно-сунской Академии Художеств. Этот стиль отличается от стиля Шэнь Чжоу и Вэнь Чжэнмина. Тан Инь охватывал в своих работах более широкий круг тематики, писал и в жанре "горы и воды", и в жанре "цветы и птицы", а также портреты. Одной из характерных работ Тан Иня является картина "Гейши при дворе" (музей "Гугун"). На ней изображены четыре гейши, с традиционными украшениями в волосах, в длинных легких одеждах. Две из них беседуют о чем-то, одна держит в руках блюдо с фруктами, четвертая разливает вино. Художник постарался передать облик красавиц: тонкие полоски бровей, нежные округлости щек. В местах выпуклостей: лба, носа и подбородка он добавил чуть-чуть белой краски, отчего создался эффект объемности. Этот прием художники стали называть "приемом трех белых точек". В одежде гейш соблюдена положенная роскошь, однако художник постарался избежать кричащих красок: он расцветил платья голубым, желтым, кремовым и салатным цветами и лишь по вороту и на шарфах сделал изящный орнамент. В целом создается впечатление, что, хотя Тан Инь писал преимущественно в академической манере, требовавшей четкости контуров, однако в трактовке женской красоты он придерживался своей, оригинальной позиции, выдавшей в нем художника-интеллектуала. Именно этой свой эстетической позиции Тан Инь отличается от рядовых художников-профессионалов. Что касается пейзажного жанра, то и тут Тан Инь добился большого успеха, причем в количественном отношении его пейзажи занимают даже более важное место, чем портреты. Последний в "сучжоуской четверке" - Чоу Ин, родом из Тайцана (пров. Цзянсу), в молодости был художником-оформителем, зарабатывал тем, что раскрашивал карнизы богатых домов. Поскольку по происхождению и образованию он не подпадал под рубрику интеллектуалов, о нем почти нет упоминаний в исторической литературе. Даты его жизни (1475-1552) установлены предположительно.

Чоу Ин учился живописи у Чжоу Чэня, чьим учеником был также Тан Инь. Это определило пристрастие обоих художников к академическому стилю. Круг тематики работ Чоу Ина отличается большим разнообразием. Наряду с традиционным жанром "горы и воды" и портретами он рисовал также здания (жанр "цзухуа"), хотя у художников-интеллектуалов тема архитектурных сооружений считалась не заслуживающей серьезного внимания. Чоу Ин начинал с подражания древнекитайским мастерам и добился немалого успеха на этом поприще, его имитации порой трудно было отличить от подлинника. Большинство картин Чоу Ина написаны в манере "гунби", отличной как от стиля Шэнь Чжоу и Вэй Чжэнмина, так и от стиля Тан Иня. И все же творческая атмосфера Сучжоу, в которой творил художник, содействовала тому, что он преодолел влияние ремесленничества и нашел немало новых приемов рисования. Даже такой строгий ценитель искусства, как Дун Цичан, вообще не признававший права за художниками-профессионалами называться художниками, не мог не признать достоинства работ Чоу Ина. Поэтому зачислению Чоу Ина в "сучжоускую четверку" вполне оправданно.

Картина Чоу Ина "Мелодия на Сосновой реке" (Нанкинский музей) изображает босоногого деревенского парнишку, который, расположившись в лодке, приставшей к берегу, самозабвенно играет на свирели. Позади высятся отвесные скалы, искривленные стволы деревьев, на воде от ветра ходит рябь. В изображении скал художник использовал прием "среза топора", отчего ни кажутся вырубленными из гранита. На другом берегу выглядывает соломенная крыша, но сам домик скрыт от взора туманной дымкой. Картина проникнута настроением таинства, недосказанности, скрытой поэзии и элегии - все это так типично для живописи интеллектуалов. Даже трудно поверить, что автором ее является художник, зарекомендовавший себя приверженцем стиля "гунби".

Тенденция "обращения к низам"

У Шэнь Чжоу и Вэнь Чжэнмина оказалось множество приверженцев и последователей, о которых говорили как об "уской школе". Впоследствии среди них произошло расслоение: одни остались верны традициям интеллектуалов, творивших в основном с учетом вкусов образованной элиты, другие обратились к низам и стали писать с учетом вкусов широкой публики. То есть наметилась тенденция "опрощения вкусов". К художникам этой тенденции принадлежат сучжоусцы: Ли Шида, Чжан Хун, Юань Шантун. Они, правда, сохранили манеру изображения, созданную интеллектуалами, однако в выборе тематики стали руководствоваться вкусами масс.

Вот перед нами картина - свиток Юань Шантуна "Скопление лодок на рассвете" (музей "Гугун"). На ней запечатлен момент раннего утра в Сучжоу, когда только что распахнулись запертые на ночь городские ворота, а вместе сними раздвинулись и ворота на обводном канале, ведущие в город. Ожидавшие за воротами крестьяне из окрестностей, спешащие к утреннему рынку, и суда, груженные дровами и овощами, хлынули неудержимым потоком в город. Но вот люди на мосту услышали доносившиеся с воды крики: там, под мостом образовался плотный затор из лодок. В то время, как лодочники направили свои суда в город, из городских ворот показалось богато убранное прогулочное судно под тентом. На таких судах отправлялись полюбоваться окрестным пейзажем состоятельные горожане. На носу судна стоит хорошо одетый господин и энергично жестикулируя, громким голосом велит малым судам дать ему проехать. Типичная жанровая сценка, нарисованная с большим мастерством.

Авторы:
  • Чжуан Цзяaи
  • Не Чунчжэн
]]> Рейтинг@Mail.ru ]]>