Метаморфозы художественного стиля

Внутриполитическая обстановка "смутного" периода смены династии Мин Цинской вызвала крутой перелом в жизни и творчестве китайских художников. Чтобы выразить свое неприятие маньчжурского господства и сохранить верность Минам, многие деятели культуры категорически отказались сотрудничать с новоявленными правителями. Когда же оказалось, что господство Цинов установилось прочно и надолго, немало художников впали в уныние, кое-кто принял постриг и заточил себя в монастыре. Так поступили художники Хун Жэнь, Кунь Цань, Чжу Да и Юань Цзи, вошедшие в историю как "четыре монаха".

Хун Жэнь

Хун Жэнь (1610-1663), так же, как и Кунь Цань (1612-1673) был выходцем из низов. В миру его звали Цзян Тао. Родился он в уезде Шэсянь (пров. Аньхой). Еще при Минах он получил ученую степень "сюцай", которую присуждали победителям экзаменов на уездном уровне. Когда в Южный Китай пришли маньчжуры, он постригся в монахи и, живя в монастыре, стал рисовать горные пейзажи. После его смерти его ученики похоронили его на склоне пика Юньфэн в Хуаншаньских гоах и посадили на могиле сливовые деревья "мэй".

В области пейзажа учителем Хун Жэня был Ни Цзань, однако Хун Жэнь отказался от некоторых особенностей стиля учителя, работы которого были проникнуты пессимистическим настроением. Картины Хун Жэня, наоборот, дышат радостью жизни, по ним можно видеть, что автор постригся в монахи вовсе не потому, что пожелал действительно удалится от мирских радостей, а лишь демонстрируя свой протест против маньчжуров. Он вкладывал в пейзаж всю свою трепетную любовь к родине, оттого они выглядели особенно полнокровными.

Одним из его знаменитых шедевров является свиток "Стернь" (музей "Гугун"), выполненный в такой элегантной манере, что кажется, будто он написал волшебной кистью.

Кунь Цань

Кунь Цань в миру носил фамилию Лю, родился в Улине (Чандэ, пров. Хунань), одно время жил в Цзиньлине (Нанкин). В кругу, где он общался, были видные интеллектуалы - художники и литераторы: Гу Яньу, Цянь Цяньи, Чжоу Лянгун, Гун Сянь, Чэн Чжэнкуй. Монастырь Юцисы в горах Нюшоушань близ Нанкина, в братии которого он состоял, посещали люди ученого сословия, проводившие здесь время в беседах. Кунь Цань лично участвовал в войсках, воевавших против маньчжуров, а после того, как войска, потерпели поражение, был вынужден скрываться от преследования в горах. Скитаясь по монастырям, он изучал буддизм, рисовал и сочинял стихи. Известность Кунь Цаню принесли его пейзажные работы. Его стиль - основательный и размашистый - составлял контраст к элегантным стилем Хун Жэня. Кунь Цань заимствовал технику многих своих предшественников: "юаньской четверки мастеров", Шэнь Чжоу, Вэнь Чжэнмина, Дун Цичана, а также Ми Фу. Характерной его работой является "Цан пуй линтянь ту" ("Лесная тропинка", Нанкинский музей).

Чжу Да

Тогда как двое из "четырех монахов" - Хун Жэнь и Кунь Цань, о которых мы рассказали выше, происходили из низов, двое других - Чжу Да и Чжу Жоцзи были, как говорится, из "голубых кровей".

Чжу Да (1626-1705) по прозвищу "бада Шаньжэнь" (человек с горы Бада) был отпрыском императорской фамилии. Детство его прошло в провинции Цзянси в атмосфере благополучия и комфорта. Когда же ему минуло 19 лет, в стране началась смута, вызванная нашествием маньчжуров.

В юности Чжу Да проявил незаурядные способности, наделенный чувством юмора, он порой удачной остротой привлекал к себе внимание присутствующих. С установлением господства Цинов в социальном и материальном положении семьи произошли резкие перемены, что вызвало в душе молодого Чжу Да чувство горечи и протеста. Он написал на воротах своего дома иероглиф "немота" и стал отказываться от речи в присутствии посетителей, отвечая на вопросы лишь кивком головы либо жестом. Так в молчании провел он более десяти лет, а потом покинул дом и укрылся в монастыре близ Наньчана, где принял постриг. В монастыре он выполнял работу проповедника буддийского учения, число его слушателей доходило до ста.

Одно время с ним случались припадки внезапного смеха или слез, а то он пускался в дикий танец, распевая во все горло - сковывавшее его нервное напряжение требовало выхода. Но с возрастом он стал спокойнее, большую часть времени посвящал живописи и каллиграфии. Свои работы он подписывал "человек с горы Бада", что в завуалированной форме обозначало его фамильный иероглиф "Чжу". Иногда он выстраивал иероглифы так, что они складывались в идеограмму "смех" или "плач". Таким образом, он выражал свое душевное состояние, когда не знаешь, что лучше: плакать или смеяться. Интересно, что одна из его печатей при внимательном рассмотрении представляла собой дату 19 число 3-го месяца, в тот день на горе Мэйшань в Пекине повесился последний минский император.

Из-под кисти Чжу Да вышло немало картин на темы "цветы и птицы", "горы и воды". Стиль его отличается лаконизмом, что, однако, не мешало автору добиваться передачи глубокого содержания. Для животных - птиц и рыб - на его картинах характерно явно недовольное выражение, которое прежде всего передавалось выражением глаз. Одной из известных картин художника является свиток "Цветы на реке" (Тяньцзиньский художественный музей).

Юань Цзи (Чжу Жоцзи)

Так же, как и Чжу Да, Юань Цзи (1642-1707) (в миру Чжу Жонци) был отпрыском императорского рода. Но поскольку в момент смены династий он был еще слишком юн чтобы понять смысл происходящего, установление господства маньчжуров не вызвало у него столь сильной реакции, как это имело место в случае Чжу Да. Когда был свергнут последний минский император, семя Чжу Жоцзи жила в Цюаньчжоу (Гуанси), его отец, мечтавший о восстановлении минского господства, провозгласил себя "государственным регентом", однако вскоре был убит в ходе борьбы за власть. 5-летнего Чжу Жоцзи спас от гибели один из слуг, тайно вывезший мальчика из усадьбы. В молодости Чжу Жоцзи постригся в монахи (взяв имя Юань Цзи), совершил паломничество на знаменитые "святые" горы - Лушань, Хуаншань и др., жил в Сюаньчэне (Аньхой), Цзяннине (Нанкин) и Янчжоу (Цзянсу).

По мере того, как укреплялось господство Цинов, настроение национальной неприязни к новым правителям среди китайской интеллигенции ослабло. Когда цинский император Канси (1662-1722), совершая поездку по Южному Китая, прибыл в Янчжоу, Юань Цзи был числе именитых граждан города, вышедших для встречи императорского поезда. В память об этом событии он написал стихотворение, в котором выразил свои верноподданнические чувства к императору. В 29-й год правления Канси (1690) по приглашению высокопоставленного маньчжурского военачальника Борду Юань Цзи совершил поездку в Пекин. Втайне он лелеял мысль, что его как выходца из императорского рода назначат на какой-нибудь пост при дворе, но мечтам его не суждено было осуществиться. Умер он в Янчжоу.

Пейзажные картины Юань Цзи отличаются вольной манерой, так как ему важно было передать душевное настроение. Такая манера оказала глубокое влияние на художников последующих поколений, в частности на творчество "восьми янчжоуских оригиналов". Юань Цзи ратовал за то, чтобы на основе натурных рисунков горных пиков, известных своими причудливыми очертаниями, составить сборник эскизов для начинающих художников. Этот призыв был направлен против застойной тенденции, обозначившейся на рубеже династий Мин и Цин, когда немало художников писали как по одному трафарету, избегая новшеств.

Свиток "Осень в Хуайне" (Нанкинский музей) кисти Юань Цзи изображает равнину в северном предместье Янчжоу. Участок городской стены отделяет городскую территорию от окрестности, где видна речка, поросшая тростником. На территории города видны неровные ряды строений, да редкие деревья. Речка за городской стеной делает зигзаг, близ камышовых зарослей лодка, хозяин которой занят рыбной ловлей. Техника рисования свидетельствует о верности художника традиции, и в то же время о его нежелании слепо следовать ей.

Авторы:
  • Чжуан Цзяaи
  • Не Чунчжэн
]]> Рейтинг@Mail.ru ]]>