Анималистический жанр

Мастер анималистки - Хуан Цюань

В 10-м веке Китая переживал состояние раздробленности. Район бассейна Янцзы по ее верхнему и среднему течению был владением двух царств - Ранней Шу и Поздней Шу. В ту эпоху в этом краю вечнозеленых холмов жил художник - анималист Хуан Цюань. Он явился пионером жанра "цветы и птицы", оказавшего большое влияние на развитие древнекитайской живописи. Даты жизни Хуан Цюаня неизвестны. Рассказывают, что в 944 году, на 7-й год правления позднешуского царя Гуначжэна во дворец была доставлена партия журавлей, которые были подарены правителем области Хуайнань. Шуский царь велел Хуан Цюаню изобразить красивых птиц на стене одного из залов дворца. Художник отлично справился с работой, журавли на фреске изображены очень живо и правдоподобно: один из них замер, словно почуяв тревогу, другой спокойно щиплет траву, третий чистить оперенье, четвертый стоит на одной ноге, поджав другую под брюхо, а этот, что поднял клюв, по-видимому, издает гортанный крик. Все шесть журавлей выглядели настолько похоже, что их живые сородичи, находившиеся тут же в зале, наперебой подбегали к фреске и устраивали свои птичьи танцы. Царь пришел в восторг и велел отныне именовать зал "Залом шести журавлей". Другой работой Хуан Цюаня на тему "цветы и птицы" была фреска "Цветы и птицы четырех сезонов года", украсившая зал "Багуа". И эта фреска очень реалистично передала особенности представителей фауны и флоры. Рассказывают, что однажды она даже подверглась налету ястреба, который принял изображенную на фреску куропатку за живую. К сожалению, обе фрески не сохранились, они погибли вместе с царским дворцом. В 965 год Поздняя Шу была покорена сунским императором. Хуан Цюань, который к тому времени занимал пост директора Позднешуской Академии Художеств, как и многие другие шуские художники, по приказу императора вынужден был покинуть Шу и переехать в город Бяньлян (Кайфэн), где он вскоре и скончался. Сыновья Хуан Цюаня - Хуан Цзюйцай и Хуан Цзюйбао унаследовали профессию отца и также писали в жанре "цветы и птицы". Вместе с отцом они стали первыми крупными художниками этого жанра.

"Редкостные птицы" Хуан Цюаня

Картина Хуан Цюаня "Редкостные птицы" (музей "Гугун") - произведение в своем роде уникальное. На небольшом куске шелка изображены 24 представителя животного мира: птицы, черепахи, насекомые (пчела, жук, цикада и пр.). Поразительным является тщательность, с которой художник воспроизвел все эти существа, которых он наблюдал в природе. Одна из птиц изображена спокойно стоящей, тогда как другая, распластав крылья, порхает, у бабочек и других насекомых тонкой кистью обрисованы усики, лапки, прожилки на крылышках. Черепахи с вытянутыми шеями словно выползли погреться на солнце. Эта картина не имеет сюжета, судя по надписи, сделанной художников в левом углу картины, это скорее пособие для рисования, которое автор предназначал для своего сына.

ПЕЙЗАЖНЫЙ ЖАНР - Картина Ван Симэна "Реки и горы на тысячу ли"

В музее "Гугун" хранится картина-свиток на шелке "Реки и горы на тысячу ли", автором которой, согласно надписи на тыльной стороне свитка, является Ван Симэн. Вам Симэн был студентом Художественного училища во время правления императора Хой-цзуна (Чжао Цзи) династии Северная Сун (960-1127). Он не раз обращался к императору с просьбой посмотреть свои работы и дать совет, так как император, помимо всего прочего, быт также любителем живописи. Свою картину "Реки и горы на тысячу ли" Ван Симэн написал, когда ему еще не исполнилось и 20 лет. Император Хой-цзун, которому показали картину, дал ей высокую оценку. К сожалению, юный талантливый художник скоропостижно скончался, едва переступив порог своего двадцатилетия. Указанная картина - единственное дошедшее до нас произведение Ван Симэна, И если бы не надпись на тыльной стороне, его имя вообще вряд ли стало известно потомкам.

Свиток, вместивший обширный ландшафт

Картина-свиток "Реки и горы на тысячу ли" дает представление о композиционных особенностях жанра "горы и воды". В картине можно выделить четыре части: сначала взору предстает горный массив с поросшими густой растительностью долинами, озеро, на берегу которого приютились крестьянские хижины. На озере есть остров, который соединяется с берегом деревянным мостом. Слева остров омывается просторной водной гладью. Вдали желтеет песчаная отмель. Разворачивая свиток, мы переходим ко второй части: тут перед нами встают горный пики, между двумя грядами которых протекает речка. Через речку переброшен живописный мостик, на мосту беседка, где можно отдохнуть. По ту сторону речки снова громоздятся скалистые вершины, они то выступают на передний план, то уходят вдаль. У берега на приколе рыбацкие лодки, на озере рыбак забрасывает с лодки сеть. В туманной дали парит стайка птиц. Третью часть от второй отделяет водная гладь. Берег отвесный, скалистый, внизу под скалой приютился рыбачий челн. Горы в третьей части выглядят особенно непреступными и величественными, как бы достигая кульминации. Оживление в суровой пейзаж вносит густая растительность в расселинах гор, на бурный поток, вытекающий из горного ущелья. Постепенно горы становятся более пологими, появляется еще один водоем, возле него рыбачья деревушка, лодки и т.п.

В четвертой части художник изобразил на переднем плане густой лес, изредка перемежающийся с обрывистыми утесами.

Чередование гор и водоемов наполняет картину ритмом и, как говорят в поэзии, определенным стихотворным размером. Художник проявил не только свое высокое композиционное мастерство, но и незаурядное умение обращаться с деталями. Детали на картине переданы с большой точностью. Вот, например, беседка на мостике, изображена в два яруса, внутри можно видеть скамьи для посетителей, кроме того, судя по обстановке, в беседке разбита чайная, где можно утолить жажду душистым настоем чая. Мост и беседка написаны с соблюдением правильных архитектурных пропорций, человеческие фигурки в беседке изображена так, что не возникает сомнения, движутся ли они или находятся без движения.

Характерно, что художник оставляет пробелы между горно-водными массивами, а птицы, присутствующие на картине, создают впечатление безграничности пространства.

Образец "сине-зеленого пейзажа"

Картина "реки и горы на тысячу ли" своеобразна и по красочной палитре. Художник отказался как от традиционной черно-белой палитры, создаваемой с помощью туши, так и от светлорозовых тонов, присущих многим его предшественникам. Его картина выполнена в сине-зеленых тонах, перемежающихся с красным, белым и желтым, краски минерального происхождения хорошо сохраняются и обеспечивают долговечность картины. Вершины гор окрашены в сине-черные тона, склоны гор зеленые, а у подножья горы окрашены в цвет почвы; водная поверхность окрашена в зеленый цвет, который придает эффект глубины водоема. В изображении людей, строений и растительности художник пользуется красным, белым и коричневыми цветами.

Небосклон вверху темносиний, но книзу становится светлее, а внизу шелк вообще неокрашен. Все это создает эффект близости сумерек, когда еще не погасли последние лучи солнца. В целом цветовая гамма призвана усилить настроение любования величественной панорамой. При династии Тан и Сун (9-й - 11-й вв.) жанр "сине-зеленого пейзажа" получил широкое распространение, позднее ему на смену пришли жанры черно-белого и светло-розового пейзажей. Ван Симэн оказался в своем жанре уникальным представителем, так как у него практически не оказалось сколько-нибудь ярких последователей.

ЖАНРОВАЯ ЖИВОПИСЬ - Свиток Чжан Цзэдуана "На реке в день поминовения усопших"

В древнекитайской коллекции живописи вряд ли найдется еще одно произведение, которое, как свиток на шелке "На реке в день поминовения усопших" ("музей "Гугун"), имело столь огромное количество копий и имитаций. Художники разных эпох писали на тему, "заданную" Чжан Цзэдугам, трактуя ее в разных вариантах. Чжан Цзэдуана жил в эпоху Северная Сун (960-1127) и состоял в Академии художеств. Его картина-свиток "На реке в день поминовения усопших" воспроизводит вид на город Бяньляна (Кайфэн) - столицу Северной Сун в день традиционного дня поминовения предков - цинминцзе. Нелишним будет заметить, что когда Чжан Цзэдуан работал над своей картиной, г. Бяньлян доживал свои последние дни. Дело в том, что в 1126 году пришедшие с севера войска чжурчжэней разрушили город, а спустя еще некоторое время во время сильного половодья его поглотили воды Хуанхэ.

На картине Чжан Цзэдуана можно видеть подробные детали городского быта времен Северной Сун: городские ворота, улицы, постройки, разночинный люд, тягловый скот и пр. Начальный фрагмент изображает раннее утро, когда еще не рассеялся ночной туман. Сквозь его пелену проступают купы ив, соломенные хижины, крестьянские угодья, огороды. Но по дороге уже спешат на рынок торговцы, разночинный люд, повозки, груженные товаром, в которых впряжены мулы или ослы. Ближе к городу появляются лавки, постоялые дворы, склады. Дома становятся более респектабельными и расположены не столь беспорядочно, как в пригороде. Большинство домов крыты черепицей. А вот протекающая по городу река Бяньхэ, по ней снуют суденышки, перевозящие груз и пассажиров. На пристани идет разгрузка товара. Бурлаки тянут большую баржу вверх по течению. Еще одно судно готовится пристать к берегу.

На мосту собрались прохожие и зеваки, перегнувшись через перила моста, они наблюдают за ходом судна, проявляя заинтересованность и даже азарт. Один даже перелез через перила моста и отчаянно жестикулирует, очевидно давая совет, как безопаснее проплыть под мостом.

На другом берегу взору зрителя предстает дом основательной постройки, сооруженный из бамбука и дерева, дальше тесными рядами выстроились дома. На улице значительно возрос людской поток, видна навесы торговых лавок.

Далее кисть художника ведет нас по мосту, перекинутому через окружной ров, к городской стене и воротам. Участок крепостной стены представляет собой земляной вал, на котором разрослись дикие трава и кустарник, лишь ближе к воротам стена выложена темносерым кирпичом. На городской территории видны прохожие, всадник верхом на муле, носильщики грузов с коромыслами через плечо, носильщики пассажирских паланкинов. Городская жизнь бьет ключом. На обочине торгует двухэтажная харчевня, видны посетители, сидящие за выпивкой. Эта харчевня напоминает харчевню "Львиный терем", описанную в романе "Речные заводи", послужившую местом расправы У Суна со своим обидчиком Си Мэньцином.

Неподалеку от харчевни находится оживленный перекресток. Вот колодец, из которого двое забирают воду, а третий дожидается своей очереди. Завершает свиток дом провизора по фамилии Чжао, у ворот его какой-то проситель пришел за лекарством.

Скрупулезность деталей

В свитке "На реке в день поминовения усопших" Чжан Цзэдуана со скрупулезной точностью воспроизведен облик города Бяньлян. В этом можно убедиться, если сравнить картину с описанием города Бяньляна, содержащимся в повести сунского писателя Мэн Юаньлао "Сон в восточной столице" (дунцзин мэнхуа лу). Это описание вполне может служить словесным сопровождением картины, а сама картина представляет прекрасную иллюстрацию повествовательного описания. Вот, например, как описывает автор повести мост через речку Бяньхэ: "... мост построен без единого опорного быка и являет собой целиком деревянную конструкцию, повисшую словно радуга над рекой...". Именно такой мост изображен на картине Чжан Цзэдуана. Кстати сказать, всего в Северной Сун было три моста подобной конструкции, но, к сожалению, до нас не дошла технология возведения таких мостов. Так что благодаря картине Чжан Цзэдуана мы вполне можем составить представление о конструкции моста. В районе моста художник нарисовал множество прелюбопытных деталей. Очень живо изображена сценка прохождения судна под мостом, за которым с напряженным вниманием следят прохожие на мосту. Так и чувствуется, что у людей на мосту и членов судовой команды все нервы на пределе, их внимание целиком приковано к не лишенному риска ходу судна. На другом конце моста два купца наперебой предлагают покупателю свой товар. Вид у покупателя совершенно растерянный, оглушенный натиском, он затрудняется сделать окончательный выбор. Сценка передана настолько живо, что кажется, будто до вас доносятся зазывные крики купцов. Несомненный интерес представляет та часть картины, где изображены участок городской стены и городские ворота. Для художника тут существует известная опасность, так как если крепостной стеной перегородить полотно, то возникнет разрыв в повествовании. Чтобы избежать этого, художник очень кстати нарисовал выходящий из города небольшой караван верблюдов. Перед нами момент, когда верблюд, замыкающий караван, еще не вошел под арку ворот, а головной верблюд уже на полкорпуса появился на выходе по другую сторону ворот. Так весьма оригинально решил художник проблему неразрывности пространства по обе стороны городской стены. Заслуживают внимания и многочисленные суда, изображенные на картине. Одни из них плывут вниз по течению, другие поднимаются по течению вверх, по их осадке нетрудно догадаться, какие из них порожние, а какие с грузом или пассажирами.

Особенности картин-свитков

Картины-свитки занимают важное место в сокровищнице китайского изобразительного искусства. Такая картина выполняется на шелке или на бумаге и хранится будучи свернутой в рулон и помещенной в специальный футляр. Когда возникает необходимость посмотреть на картину, ее берут обеими руками и начинают постепенно разворачивать, так чтобы смотреть в порядке слева направо. По словам одного ценителя живописи, рассматривание картины-свитка можно уподобить наблюдению за изменяющейся панорамой пейзажа из окна движущегося экипажа или судна. То есть свиточная форма картины позволяет намного расширить рамки художественного повествования. Особенно явно преимущество картин-свитков в случае изображения пейзажа или массовых сцен. Практически художник не сталкивается с проблемой ограниченного пространства рабочего полотна. К примеру скажем, что длина свитка "На реке в день поминовения усопших" превышает 5 метров, известны свитки, достигающие в длину 20-30 метров. Очевидно, что по части размеров рабочего поля свиточная живопись обладает несомненным преимуществом по сравнению с западной живописью, где художнику предоставлено весьма ограниченного полотно для работы. Западные художники, приступая к работе, прежде всего выбирают определенный ракурс, угол зрения, которого они придерживаются в течение всего процесса рисования. Такой метод получил название "неизменной перспективы". Совсем по-иному обстоит дело у китайского художника, пишущего картину-свиток. По мере перехода от одного фрагмента к другому его угол зрения может постоянно меняться. Такой метод получил название "меняющейся перспективы". Здесь мы, разумеется, не берем на себя задачу всестороннего сравнения китайской и западной живописи, а лишь констатируем факт их большого различия.

Авторы:
  • Чжуан Цзяaи
  • Не Чунчжэн
]]> Рейтинг@Mail.ru ]]>